January 24th, 2010

гармошка

"Царство Отца и Сына" Юрия Еремина

Поосмотрел я в Театре им. Моссовета этот спектакль. В основе - две первые части трилогии Алексея Константиновича Толстого.
Скорее доволен. Очень стильная,  одновременно развитая и взвешенная сценография. Лаконизм, черно-белая гамма. Красиво, черт подери. Декорации и костюмы весьма хороши - безо всякой музейности убедительны и осмыслены.
Все сжато до двух действий, первое - Грозненское - решено в черном цвете, второе - Феодоровское - в белом. Уже в первом акте - презабавная ситуация, когда сильно прореженная репрессиями Ивана Боярская Дума тем не меннее отказывается принять его отречение - не из чувства самосохранения, а из искренней боли за судьбы России, окруженной со всех сторон коварными врагами. Враги изображенны на абсолютно комичной карте, которую всерьез разворачивают во всю сцену бояре. И думцы готовы перенести опалы, пытки и казни своих близких и самих себя, лишь бы во главе Царства остался Грозный царь. А то без него совсем беда будет, Русь не убережем. Метафора хоть и прямолинейная, но уж очень убедительно и естественно все говорящееся и происходящее  на затемненной сцене.
Годунов - Яременко хорош - харизматичный и обаятельный злодей - не без некоторой опереточности (или, скорее, с налетом оперы)))
Интересно, мне кажется, или Грозному-Яцко передались некоторые  черточки Мамонова? )))) Скорее, показалось. Хотя Грозный Мамонова должен рано или поздно стать хрестоматийным.
Сухоруков - Феодор Иоаннович. Ну ясное дело, актер большой. Хотя Федор такой белый, пушистый и беззащитный, обреченный,  что напомнил с чего-то Павла I из спектакля Театра Советской Армии. Не знаю, хорошее ли дело - Феодора жалеть, вообще-то из стоящих на сцене он, по-моему, один умер правящим царем, и своей спокойной смертью. Чего не скажешь не про Годунова, ни про Шуйских, ни про многих других персноажей.
А так - спектакль красив. Хотя первый акт более целостен - прям самоценен.
Символично, что в финале на поклоны и Годунов, и Василий Шуйский, которым обоим потом удалось взобраться по трупам на трон, вышли в белых кафтанах, но в черных нательных рубахах. Не знаю, так режиссер задумал, или получилось - но с совестью проблемы были у обоих.