March 5th, 2010

гармошка

Ну так что будем делать с Путиным?

Я, собственно, про доклад Марины Салье.
Эту историю мне рассказывал шепотом на банкете человек из питерского ЗакСа в 2003 году.
Сейчас она зазвучала громче.
Действительно - Владимир Владимирович Путин согласовывал вывоз за границу РФ редкоземельных металлов по цене чугуна. Действительно, сохранилась целая куча документов с его подписью. Действительно, его обвиняли в этом еще в 1992 году. Действительно, за последние 18 лет ни он, ни какие-либо его сторонники ничего внятного на обвинения в хищении десятков миллионов долларов не смогли ответить. Действительно, сроки давности привлечения к уголовной ответственности уже прошли )))).

http://www.compromat.ru/page_21848.htm

Но я о другом. Просто, на мой взгляд, сейчас - лучшее время. Та система, которую построила команда Путина, уже всем ясно и понятна. Ее сильные и слабые стороны, ее устройство, ее бесперспективность. Отвлечемся от споров, что в ней плохого и хорошего - у нее уже нет будущего. От нее ничего нового не ждут и ее уже не боятся. Скучно, серо, беспросветно.
Это чувствует народ - он уже устал от неизменного лица у власти, люди прекрасно понимают - если ничего не меняется уже 10 лет - значит и не изменится. Это чувствует элита, которая помнит, чем кончается кажущаяся стабильность застоя, и которой точно не нужны новые переделы и потрясения.
Самое время, чтобы отправить в прошлое смешного маленького человечка, который пришел во власть в костюмчике не по размеру. Пора.
И будем двигаться дальше.
гармошка

Благовещенск: по законам военного времени.

Сидючи у парикмахера сегодня днем расслаблено слушал телевизор. "Вести" рассказывали про суд над участниками омоновской зачистки в Благовещенске. Вдруг из уст читающей закадровый текст журналистки слышу: "жестокость по отношению к мирному населению".
http://www.vesti.ru/doc.html?id=345626
Гы-гы-гы! Вообще-то эта формулировка допустима для военного времени и для оккупированных территорий.
Такой вот, с позволения сказать, журналистский дискурс. В общем-то, по старику Фрейду.