January 26th, 2011

гармошка

"Хорошо!"

Независимые эксперты оценили мой ЖЖ как весьма политизированный с явными негативными нотками.
Оценки расположены где-то между  "экое бу-бу-бу" и  "ну, я вижу, тебе-то это интересно, так пиши, что-ли...".
Решил коротко написать самому себе о приятном и неполитическом.
Итак, приятно:
                             солнечным днем сидеть на железном стуле в саду Люксембург где-то в не самом проходном месте, лучше у тенистого водоема, и наблюдать уток, делая вид, что читаешь
                             ранним утром идти в Порту по мосту над Дуэро, когда бездна под тобой заполнена туманом , поднявшимся от океана, и встречать просыпающиеся трамвайчики, одновременно глазея на средневековые развалюшки и огородики на берегах
                             опять же поутру, принеся с колодца воды, растапливать остывшую за ночь печь еще ледяными тяжелыми березовыми поленьями, захваченными попутно из сеней, и видеть в окошке в щелке над инеем поднимающиеся над соседскими домами дымки
                             жарким-жарким средиземноморским днем бродить где-нибудь высоко по горной тропке среди ползучего и пахнущего чем-то смолистым кустарника с греческим или латинским именем, которое и не вспомнишь, и, заходя во влажную темноту под деревьями, чувствовать, что вообще-то Аполлон и Диана здесь - что-то более реальное, чем запылившиеся гипсовые слепки на шкафу или черно-белые фотографии в учебнике - с ними можно, чего доброго, и встретиться, но лучше не стоит
                           весной, где-то в самом начале мая, подниматься вверх по течению какой-нибудь маленькой речки, текущей по оврагу, нагибаясь, проходить под поваленными стволами здоровенных елок, натыкаясь то на бобровые плотины, то на желтые-желтые цветы на ярко-зеленом фоне подрастающей прямо на глазах травы
                           начинать день где-нибудь на итальянском пляже в летнем кафе отеля с завесами из парусины сыром, хлебом, и бокалом игристого
                           весенней ночью лечь прямо на землю, которая прохладна даже сквозь телогрейку, и смотреть на звезды, несметное количество которых смешано с цветущей тут же черемухой, заполняющей все горьковато-сладким запахом
                            колоть в ноябре, после заморозка, дрова на заулке, когда грязь сверху уже подмерзла, а солнышко изредка поглядывает на иней на хрустящей траве, опуская неповоротливо-весомый колун на пахнущие березой чурбаны, встречающие удар глухим стуком и отдачей от почвы.

Все это, конечно, никак не связано с писанием в ЖЖ. Более того, это несколько противоположные вещи. Ну и ладно.
                           
                           
                            
гармошка

Толвуя глазами Акима Трефилова


Плодом печального настроения оказалась вот эта картинка. Несколько криво нарисовал, как, по моему скромному мнению, должен был бы выглядеть заонежский Толвуйский погост после 1797 года, когда там соорудили новую деревянную церковь по консисторскому проекту. Даже с учетом того, что я - не мархишник, и в пропорциях не мог не приврать, она, по-моему, смотрится ничуть не хуже плодов "подлинно народного деревянного зодчества, избежавших мертвящего влияния Синода".
Основой для картинки послужили сохранившийся чертеж того же 1797 г. и фотография начала века, где посередь погоста стоит уже поздняя каменная Георгиевская церковь.