February 13th, 2012

гармошка

Тайная история Ломоносова.

В продолжение поднимавшейся уже темы Академии и схоластики в их русских отраженьях.
На сайте Арктического (Северного) государственного университета (с) в виртуальном музее без указания авторства, даты и сюжета помещено сие полотно:

Оно явно вне времени и родня картинам, веками украшавших всяческие трактиры, постоялые дворы и тому подобные святилища русского духа. Сюжетом их могла быть рыбная ловля, охотники с медведЁм или утками, путник в тарантасе в виду приближающейся грозы, лихой ямщик на тройке или что-то еще более патриотическое. Безвестные мастера творили это, и сей жанр живописи, по большому счету, заслуживает мною коллекционирования, что начнется лишь только позволят мои выставочные площади. Никогда не забуду "Трех богатырей", скрашивавших мне в детстве ожидание поезда на нашем деревянном вокзальчике еще дореволюционной постройки. «Будь я конем, картина «Три богатыря» была бы мне иконой», как сказал Александр Генис.
Но здесь сюжет иной. Мифология Ломоносова включает два устойчивых мотива: уход из родной деревни в Москву за знаяньями с обозом и затем уже в столице борьба с иноземным засильем в науке. Есть еще доступная более просвещенным россиянам тайна открытия Ломоносовым теплорода, коего потом не оказалось.
Однако эта картина - явный апокриф, единственный дошедший до нас след родившегося в глубине народной души поворота сюжета, по которому юный Михайло дошел до Москвы, узрел всю эту поганскую нерусскую науку, плюнул, и перекрестясь, как только увидел родные церковные главы, вернулся домою в ноги к родителю (См. также сюжет "Блудный сын").
гармошка

Саморазоблачение агента Госдепа

Помню, когда мне в руки впервые попала книга Бжезинского "План игры" (в 1987, по моему, году) , впечатлен я был ею до крайности. Увидеть мир под другим углом - это всегда означает сделать его еще больше и интереснее. Борьба сверхдержав показалась какою-то эффектною и важною игрою, наблюдать за которой - прямо-таки удовольствие тютчевского Цицерона.
Что ж сейчас? Разговоры о геополитике, мысли о ней и даже занятие ею кажутся уделом, достойным бессмысленных и пустых маргиналов - то ли людей, то ли вовсе ботов.
Игра в пустые карты.
В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой — салтан Махнут персидский
Вот только в таком виде она и остается пока что любопытной:

Collapse )