March 23rd, 2013

гармошка

passiv/activ

Помнится, лет этак двадцать пять назад мы забавлялись над советскими историками, вынужденными повсюду искать обострение социальных противоречий, и в итоге находивших пассивные формы классовой борьбы крестьян против помещиков в воровстве барского леса, ленивой работе на барщине и тайной, простите, порче помещичьей скотины.

Тем более я умилился, найдя в свежей работе Игоря Олеговича Тюменцева про Смуту фразу о том, что "ростовские земцы, после разгрома своего города, как свидетельствуют документы архива Я. Сапеги, избрали пассивные формы сопротивления тушинцам: подачу челобитных, уклонение от службы и бегство крестьян в леса".
(Русский архив Яна Сапеги 1608-1611 годов. Волгоград, 2012. С.364)

Писание жалоб обидчикам как пассивная форма борьбы - такова, видать, наша планида.
Любопытно: переход к активной фазе (впрочем, ничуть не более рациональной) в виде разгрома усадеб или дружного и свирепого штурма Китай-города может приключиться столь же нежданно?