February 9th, 2014

гармошка

Не стало Дубарлая

о. Дубарлай (1838-2014) , священник князя Ярослава Всеволодича.

О нем было известно из "Истории монголов" посла папы Иннокентия IV Иоанна де Плано Карпини в переводе Александра Иустиновича Малеина. Этот "клирик", как его называет  посол, в 1246 г. сопровождал князя в далекий монгольский Каракорум и вместе с ним бывал, судя по всему, на аудиенциях хана Куюка. Он же, видимо, и присутствовал при кончине своего князя, отца Александра Невского и деда Михаила Тверского, в которой русские собеседники папского представителя обвиняли ханшу Туракин.
Имя Дубарлая, явно тюркское, будило фантазию читателей, более или менее неудержимую. То он оказывался половцем, то и вовсе доказательством того, что Русь и Орда - все едино.
Однакож наука не стоит на месте, и по мере изучения списков и редакций "Истории монголов" выявились наиболее ранние, которые легли в основу последнего издания (Giovanni di Pian di Carpine. Storia dei Mongoli. Edizione critica del testo latino a cura E. Menesto. Spoleto, 1989). В итоге стало ясно, что прочтение имени как "Дубарлай" основано лишь на парижском издании М. д'Авезака 1838 г., пользовавшегося одним Лейденским списком рукописи, где z и r плохо различимы. В прочих списках имя читается ясно - как Dubazlaus, на что, собственно, и указывает А.А. Горский в своих новых работах .

Так что место тюрка Дубарлая у княжеского аналоя теперь занял русославянин Дубослав. То, что он именуется как родноверий волхв неканоническим именем, не должно смущать: мы хорошо помним, к примеру, "Ратьслава, протодьякона митрополича", которого князь Федор Киевский с баскаком в 1331 г. поимали и увели в Киев. Еще об отце Дубославе: кстати говоря, не факт, что он не был холопом. Среди княжих людей несвободные составляли значительную часть, и специальный запрет собора 1274 г. во Владимире, - что священником можно ставить только такого раба, которого господин отпустил на волю перед свидетелями, и после поставления его нельзя похолопить обратно, - явно был вызван существующей практикой. Вообще любопытен вопрос о "собственных" иереях, сопровождающих аристократов в походах и путешествиях (тут вспоминаются и "попин" Яня Вышатича на Белоозере, и священник, упомянутый с новгородскими боярами в экспедиции в Заволочье). В этом качестве мог выступить даже игумен княжеского монастыря - как, к примеру, сопровождавший вместе с двумя священниками Михаила Ярославича в Орде игумен Александр.