September 19th, 2014

гармошка

троны наших шотландей, впрочем, давно пустуют

Исторические экзерсисы, в отличие от увлеченности не менее яркими мирами вроде "Игры престолов" или Толкиена, обладают для меня одним малозаметным, но несомненным преимуществом: ты все же имеешь дело с реальностью, хотя и прошедшей. Пускай она где-то далеко, но на нее всегда есть шанс наткнуться, увидеть ее и потрогать - в виде покрытой патиной серебряной денги с полустертым изображением и неколькими буквами княжеского имени или в виде ровных строчек летописного полуустава на приехавшей к нам пять веков назад из воюющей Франции чуть неровной и шероховатой бумаге с вержерами и понтюзо, в облике белокаменной кладки храмового фундамента под двухметровым слоем огородного чернозема и мусора, увенчанным мощной порослью всепобеждающих провинциальных лопухов, или в непритязательном обличье глиняных черепков, оставшихся от тех самых корчаг, горшков и крынок, в коих жители любопытного тебе мира прозаично готовили себе еду.

Ясно, конечно, что все это - лишь некоторый текст, требующий силы воображения, чтобы ощутить действительность давно прошедшей жизни. Да и разница между ранним летописным известием, рассказывающим о том, что только что случилось и что всех взволновало, и поздним - досочиненным сводчиком, писавшим уже для своих современников и для которого проблемы его времени уже были гораздо ближе, чем какие-то спутанные рассказы о неведомо когда умерших людях и о событиях далекого прошлого, - эта разница сейчас мало кому важна и заметна.

Опять же - маркетинг строит нашу действительность. В конце концов, достаточно слетать в Новую Зеландию, чтобы увидеть джексоновскую деревню хоббитов, подкрепленные книгой и фильмом подлинность и осязаемость которой гораздо более цельны, чем все эти разрозненные остатки, а наши знания о жизни населявших ее малоросликов - гораздо точнее, подробнее и "достовернее", чем о жителях любой средневековой деревни на Шексне или Волге или даже не раз упомянутого в летописи города.

Впрочем, и для меня возможно некоторое удовольствие, никак не доступное толкиенисту. Он в лучшем случае может взять автограф у Орландо Блума - однакож это, все-таки, не совсем то же самое, что встреча с эльфом.
Collapse )