January 18th, 2015

гармошка

фотоотчет без фотографий

Первым ярким впечатлением предрождественского дня для меня стала заходящая луна в утренних сумерках прямо над Троице-Сергиевым монастырем. Не знаю, была ли у преподобного обычная на склоне лет бессонница, но идучи к заутрене он не раз и не два должен был наблюдать совершенно то же самое.
Далее светила небесные решили удивить меня сильнее - зрелищем, вдруг развернувшимся для вашего покорного слуги над огромной белой равниною болотных торфяников, откуда проистекает Малый Киржач. Равнина эта открывается со взгорков Волчьей Горы, на краю которой - уже не три и не четыре десятка лет, а гораздо дольше - пристроилось несколько старосоветских бараков. Из их труб в этот раз ровными пушистыми столбиками подымался уютный печной дым. По начинающемуся у границы окоема теплому колыханию оранжевого света над морозно-четким краем далекого-далекого леса было ясно, что солнце вот-вот покажется. Оно и показалось - но раньше самого солнца по сторонам той точки, из коей ему надлежало подыматься, вдруг в небо вознеслись два пламенных столпа совершенно бесцензурно-радужных цветов. Когда наше светило, по-прежнему ими сопровождаемое, появилось, то стало ясно и расстояние между ним и его загадочно выглядящими возвышенными спутниками - примерно по двадцать солнечных диаметров в обе стороны. Все это космически беззвучное лайт-шоу в прозрачном зимнем небе, становящемся из глубоко-синего совершенно огненным, но по-прежнему остающемся невообразимо холодным, было можно наблюдать за чашкою крепкого кофе из окна движущегося к северу теплого вагона.
Оно, конечно, ясно, что все атмосферные оптические явления имеют свои обыденные причины - однакож средневековый летописец, уверен я, не преминул бы внести сие событие в годовую статью. Как-то этак: тое же зимы быcть знаменье въ солнць, мьсяца декабря въ 24 день на память святое мученици Евгеньи, явишася оба полъ его столпы черлены, желты, зелены, черны, голубы, сини...
Приехавши в свое село, я предсказуемо долго, но притом весьма результативно со вкусом топил печи. Когда приятно потеплело - вышел на заулок, засвидетельствовал свое почтение тете Гале и стал сквозь ветки берез обозревать закатные небеса в ожидании первой звезды. Та взошла весьма скоро - прямо над крышами противоположного посада. А уж когда всерьез стемнело, то периодически отрываясь от кресла перед открытой дверцей лежанки, из которой лучились свет и тепло, я мог наблюдать развернувшееся в небесных сферах вселенского масштаба действо с участием не преминувшей вновь показаться луны, а также звезд, всяческих планид, созвездий, туманностей, Млечного пути и черных холодных глубин безграничного пространства, плавно и незаметно переходящего во вполне земные снежные поля, перелески, леса и почти столь же недостижимые, как и звезды, огоньки дальних сел и деревень.
Прочее же мое времяпровождение, подчинясь вращающимся кругам мироздания, не отличалось оригинальностью, не становясь, впрочем, от этого скушнее. Не слишком давних моих читателей могу лишь отослать к в значительной мере уже описавшим его постам:
http://akim-trefilov.livejournal.com/137641.html
http://akim-trefilov.livejournal.com/159562.html
Добавлю лишь, что с неким удивлением для себя обнаружил: езда на лыжах в окружении объектов, присутствующих в географических указателях к АСЭИ, радует меня ощутимо больше, чем то же самое среди внешне таких же, но появляющихся лишь в писцовых и переписных книгах.