February 12th, 2016

гармошка

новое в практике арбитражных споров о разработке проектной документации

Любопытнейшей стороной жизни средневековых социумов были мемориальные практики: сохранение молитвенной памяти об умерших и молитвы за здравие живых, способствовавшие созданию "нерасторжимого сообщества живых и мертвых" ((с) Морис Хальбвакс), обеспечивавшие социальную интеграцию, формировавшие идентичность групп и их представления о прошлом и настоящем. Кто и где поминает человека, сумел ли он обеспечить достойное поминовение для себя и своих сородичей, сможет ли потом и его потомство продлить и распространить память о нем или нет - все это в значительной мере определяло положение индивида в обществе и его самоощущение.
Представители родственных групп знати - в случае Руси это князья и бояре - передавали епископским кафедрам или монастырям в качестве вкладов права на земли, на сбор налогов и пошлин, на рыбную ловлю или организацию бортного промысла, а то и просто денежные суммы. Духовные корпорации, в свою очередь, брали на себя обязанность молиться за вкладчиков и за их предков, вспоминая их по именам - регулярно во время литургии, а также устраивая в дни памяти панихиды и поминальные угощения. Постепенно установились своего рода тарифы для обмена материальных даров на духовные, и если, к примеру, передаваемая обители деревня стоила дороже, чем необходимая сумма вклада, то монахи могли доплатить разницу дарителю. Отношения между сторонами оформлялись юридически: пожалование закреплялось актом с подписями и печатями, запись о нем нередко вносилась в значимые для монастыря книги (например, в Устав) - чтобы никто не позабыл, а позднее были выработаны и специальные формы - вкладные книги и синодики.
Бывали, понятно дело, и конфликты, и недопонимания: особенно известен спор между игуменом Иосифом Волоцким и княгиней Марией Голениной, возмутившейся не вполне адекватным, на ее взгляд, с учетом пожертвованных ранее сел и денег, качеством и объемом поминовения монахами ее семьи. В итоге все же все преподобный и вдова служилого князя из ростовских земель как-то договорились.
В этом контексте, полагаю, следует интерпретировать и недавнее решение нижегородского арбитражного суда:
Collapse )
(с точки зрения memoria также будет интересна, полагаю, и усыпальница линьяжа Христенко (еще недавно весьма знатного) в Старицком Успенском монастыре)