July 20th, 2016

гармошка

(no subject)

В прошедшую пятницу побывал я на выставке "От Елизаветы до Виктории" в Лаврушинском. Вопреки складывающемуся из-за рекламного постера ожиданию, там вовсе не все про самую традиционную из традиционных монархий, там некоторое количество портретов чрезвычайно разных и по большей части знакомых нам по именам и текстам людей. СОвершенно толстовского вида Дарвин, феминистка Мэри Уолстонкрафт (которая должна быть многим известна как мать Мэри Шелли), Диккенс, замечательный сэр Вальтер Скотт у камина с собакою, лорд Байрон в албанском костюме etc. Мне более всего врезался в память Пальмерстон, лица которого я до того и не помнил - как понимаете, тот самый, который у Вяземского:
X: Сами признайтесь, ведь Пальмерстон не глуп; вот, что он на это скажет.
NN (перебивая его): Нет, позвольте, если Пальмерстон что-нибудь скажет, то решительно не то, что вы скажете.

Помимо выставки, на которую всем еще не бывшим рекомендую сходить, ибо вот-вот закроется, а до Лондона нам теперь все дальше и дальше, довелось мне увидеть и еще кое-что. Две пожилые, но изящные дамы, одна из коих ведала гардеробом Инженерного корпуса Третьяковки, а вторая, кажется, проверяла на входе билеты, в свободную минутку решили поболтать меж собою. В неожиданно наставшей тишине фраза прозвучала несколько громче, чем ожидалось. Представьте себе ту нежную интонацию, с которой разговаривают чрезвычайно доброжелательные друг к другу образованные женщины сего типа, желающие сохранить и усилить эту симпатию, да еще и дополненную звонким, несмотря на возраст, голосом:
когда я вижу эти новомодные спектакли, я просто прихожу в ярость!
Полагаю, на каком-то этаком спектакле дама побывала в предшествовавшую среду - как раз в результате охватившего ее возмущения увиденной постановкой и приключилась знаменитая московская ночная гроза 13 июля.