October 12th, 2016

гармошка

не все еще спокойно в мире (про нагнетание империалистами международной напряжённости)

Как многие всё ещё не позабыли, сирийская загогулина российской политики приключилась не сама по себе, как некое продолжение общей российской неизбежности и безальтернативности всего тут сущего. Нет, у этой прошлогодней неожиданности находился, вроде бы, сокрытый смысл.
Помните, эксперт по поиску рациональных объяснений происходящего бреда, кои бы годились для солидных людей, аттестованный своею коллегою в сем непростом промысле Екатериной Шульман как человек, "говорящий о том, в чем понимает", Александр Баунов писал: в Сирии у нас "работает дипломатическая задача", это "довольно успешная" попытка помириться с Западом, но "не приползая к нему на коленях, а предъявив свое влияние и незаменимость", перевернуть страницу. Статусные бизнесмены и чиновники тож многозначительно намекали тогда в непубличных беседах:
- вот вы все на нас как на шутов глядите, а санкции-то вот-вот того-с. Сымут, как ым без нас-то.
Очень уж им хотелось в это верить.
Но если не отвлекаться на яркие мелочи вроде ракетных залпов каспийской военно-космической флотилии в далекую даль, симфонического концерта в Пальмире и молниеносного турецкого зигзага "лучшие друзья-извечные враги-снова друзья лучше прежнего", то дипломатическая задача решена с присущим нашему государству блеском. Из Сирии мы красиво ушли, но при этом почему-то остались там, да так, что уйти уже никаким образом нельзя без полной потери поставленного в ней на карту фффсего. Требование снятия санкций и полной компенсации великой державе потерь от них прямо озвучено на высшем уровне разве что не через запятую с немедленным возвратом похищенной у нас Аляски (и прозвучало столь же реалистично), а контекст международных расследований военных преступлений, всё более неотрывно сопровождающий упоминания о РФ в мировых новостях, уже не только выражается в двусмысленных отменах встреч на высшем уровне, но и кристаллизуется в самых определенных высказываниях международных политиков первого ряда.
“The world’s attitude towards Russia has been hardening and I think people now believe that Russia is in danger of becoming a pariah nation.
“In the end, if Putin’s strategy is the greatness and glory of Russia then he risks seeing that turned to ashes as people view his actions with contempt.”
“We are trying to document that fully because that is in my view unquestionably a war crime.” - по поводу российских бомбежек в Алеппо. Ну и про ряд вариантов, которые рассматриваются совместно с США, чтобы увеличить давление на Россию.
Это, как знаете, Борис Джонсон, новый аглицкий министр иностранных дел.
Я не склонен всерьез поддерживать появляющиеся сейчас в лентах мысли о некоей возможной вскорости беспощадной войне России с окружающей реальностью. Будем честны меж собою - наше нынешнее государство для этого чересчур комично. Но вот о том, что на этой шестой или седьмой, а там, глядишь, и еще какой-то части суши государства, институции и границы способны очень неожиданно, быстро и легко исчезать и появляться, чему история последнего столетия уже не раз была чрезвычайно наглядным и зрелищным примером, я бы всем советовал не забывать. Спички и соль, конечно, запасать вряд ли стоит, но психологически и житейски следует быть готовыми.
И - тож всем для души - цитаты из стенограммы горбачевского XXVII съезда КПСС. 1986 год:
Collapse )