Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

гармошка

Кстати, а все заметили, как похорошела Ракова Москва при Собянине?

Московские власти на время локдауна запретили работу специализированных винных магазинов.
Понятно, что те немногие, кому пришла блажь купить бутылку бордо или риохи - оне просто лишний раз сходят в набитый людьми гипермаркет и без проблем заразят друг друга и там.
Понятно, что единственные выгодоприобретатели этого решения - собственники крупных сетей гиперов и суперов (и те крупные банки, которым они сильно задолжали за время спада). Ну и Немерюк из московского правительства, которому или людям которого это решение правильно предложили.
Понятно, что за эти деньги и за незыблемость собственного права разрешать и запрещать все, что им тут заблагорассудится, соответствующие структуры властей устами достойных pr-бойцов расскажут, что это все в общих интересах здоровья горожан, и что Москва должна же быть современным городом, чтобы Ревзину нравилось.
Понятно, что в целом и не в Собянине дело - и отечественные, и международные политические элиты делают хорошую мину при плохой игре - эффективных мер борьбы с пандемией в ситуации глобализации, суперурбанизации и стягивания растущего населения в переуплотненные мегаполисы пока что не видно, а то, что есть, сильно напоминает по результатам средневековые молебны и окуривание улиц можжевеловым дымом. Но да, уж очень было заманчиво собирать в супергорода большинство жителей Земли - это здорово снижает инфраструктурные издержки, повышает управляемость, позволяет десятилетиями напролет идти вперед в глобальной конкуренции и просто хорошо зарабатывать на росте ВВП, запускаемом строительной отраслью, на продаже недвижимости и на выделении участков под строительство. И уж раз началась заварушка - можно и на ней подзаработать, в этом себе даж и депутаты Бундестага не отказывают, как помним. А там, глядишь, и ежемесячную вакцинацию введут - тоже неплохо для вакцинирующих.

Но мне чисто из социологического любопытства интересно иное - найдутся ли в FB активные, бескомпромиссные и искренние защитники и этой вынужденной, но очень важной для всех нас меры, которые с злобною пеною у рта в комментариях будут раздавать направо и налево премии Дарвина, потешаться над не видящими очевидных истин конспирологами и доказывать, что вот если бы общество сплотилось и все уже давно покупали б вино в "Перекрестке", а не в "Виниссимо" - уже и все ограничения бы давно сняли, и можно было б вольно ездить в Тоскану и Апулию, ходить в рестораны и на концерты, как раньше, и даже не в этом вовсе главное - а еще и миллионы человеческих жизней были б спасены!


Упреждая ироничные комменты - ничего личного, я-то запасся.
гармошка

Кондопога

К тому все шло. Я и этих вот ребят тоже видел когда-то вполне себе живыми.

До сих пор помню зачем-то. Вообще многое помню, чего уже нету, замечательные места, вещи, храмы, дома, целые села и деревни. Людей и зверей тоже. Вот сам отправлюсь под березки, к себе, на старое федосеевское кладбище, где наши старики лежат - и все, наступит тишина.
А в Кондопоге сейчас уже вот так.
Collapse )
гармошка

реальность продолжает местами как-то странно трепетать

Высотное здание. Где-то далеко внизу за стеклянными стенами Москва-река стильно извивается в обрамлении всяческой креативной застройки, рядом бесшумно снуют лифты. Можно снимать сериал про офисную жизнь с претензией на некую столичную модность. Поднимаюсь по лестнице на один этаж - забрать портфель и выпить чашку кофе. У двери на лестницу стоят двое мужчин чуть за тридцать. Одеты добротно, доносятся обрывки их разговора: ...бюджет рекламной кампании... KPI... Даже не вдумываюсь, иду мимо - все так, как и должно быть. Через десять минут возвращаюсь. Стоят те же двое, там же, так же. Прохожу уже вовсе не обращая внимания, спускаюсь. Сверху доносится продолжение их беседы:
- там в голодные годы на кладбище медведи приходят, раскапывают...
гармошка

ремонт в одном московском метро

Я о житейском и банальном - но по поводу сегодняшней "Ночи длинных ножей" в Москве
На хорошо знакомой мне станции метро завершился собянинский ремонт входов-выходов. Можно подвести итог.
Что было изначально? Подземный вестибюль, выходящий на облицованную позднесоветским мрамором площадку, от коей начинались два обычных подземных перехода. Там были ларьки - аптека, напитки-прикуски, сигареты, электротовары, колготки, флэшки, ремонт обуви и сумок, хлеб, журналы. Все это работало до десяти, а самое нужное - и до одиннадцати вечера, ярко освещалось, охранялось парой охранников, а к ночи убиралось пристанционными бомжами. Большая часть продавцов трудилась тут много лет, их знало полмикрорайона, а отношения с ними выстраивались самые человеческие: "вы это не берите, я хозяину уже сказала чтобы он это вернул, мне краснеть перед людьми не хочется". Сложилось целое людское сообщество со своими драмами - чего стоил роман продавщицы сигарет с хозяином ларька: страсти, достойные кинокамеры италиянского неореалиста! а как все вместе, продавцы и покупатели собирали на долгое житье в приюте для огромной престарелой псины, прибившейся к выходу из метро - все настоящее, живое, не фэйсбук-гламур.
Вдруг разом все исчезло, выход из метро закрыли, переход все лето долбили перфораторами, благородный мрамор куда-то канул, обнажив пыльные бетонные внутренности. Поверх грязи и таджикских строителей с полуразбитыми тачками повисли сверстанные каким-то очередным толстЫм татьянычем постеры, о том, что скоро тут будет чисто типа удобно и цивилизованно.
Скоро наступило примерно спустя год, а до того выход то открывался, то закрывался, пылиЩЩи и грязиЩЩи было полно, а приближение цивилизации ограничилось появлением какой-то видеопанели, показывающей рекламу хорошего человека Сергей Семеныча Собянина и его транспортных побед (впрочем, через неделю ее разбили) и модных и бессмысленных автоматов, надеющихся продать японские напитки японским же москвичам - вероятно, за йены, впрочем, этого никто пока что не проверил.
И вот драный строительный занавес - наконец - взвился, и даже можно сделать некие выводы о предложенной нашему вниманию новой трактовке сюжета.
Ларьки, разумеется, исчезли вслед за cтарым мрамором. Стены внешнего вестибюля и перехода покрыл какой-то серый фанерогранит: к своей вящей радости местная гопота выявила места, по которым ежели со всей дури въехать ногою, то на вид каменная нерушимая и монолитная стена проламывается, обнаруживая в своей основе хлипкую дощатую обрешетку. Вместе с ларьками пропали охранники, отверзлась милая сердцу нашего северного градоначальника прозрачная пустота. Однакож природа ее не терпит: на голых стенах нарисовались многочисленные надписи - и просто ни о чем, и о продаже миксов с номерами телефонов. Иногда их ненадолго смывают. Лишившиеся работы и присмотра бомжи стали в пустеющем с половины десятого длинном переходе пить водку из Пятерочки, разбрасывая объедки и приставая к прохожим. Идти вечером после работы за чем-то необходимым теперь некуда - в предлагающий протухший фарш и носки за 780 рублей "Перекресток" люди рады весело бежать за цивилизацией километр по темному, продуваемому всеми зимними ветрами и покрытому соляной слякотью городу только в воображении идиотов с Тверской. Днем, когда прохожих много, переход стал заполняться торгующими бабушками и какими-то мутными личностями с невнятными товарами. Раз в две недели некоторых из них задерживает изредка заезжающая полиция. Впрочем, вечерами ее ни одна из женщин, до коих в опустевшем и погрязневшем переходе докапываются бомжи, ни разу не видала.
Зачем на создание этого общего неудобства и на деградацию вполне обжитого социального пространства в кризис были потрачены огромные деньги - никто не собирается объяснять.
гармошка

Нонеча на Пушкинской

Сходил пошалить на Пушкинскую. Все вполне бодро: на сквер опускается прилетевший из Исландии русский снег, дело идет к Рождеству, выходной. Под солнцем русской поэзии несколько десятков людей ходят туда-сюда, любезно разговаривают друг с другом, фотографируют действительность. У столбов и на парапетах - плакаты про свободу собраний, Конституцию и прочее такое воображаемое. Трое рабочих при машине с люлькою делают вид, что наряжают стоящую тут же ель. С учетом того, что и одного шара на нее оне за час не вознесли, хотя периодически демонстрировали некие к тому порывы, их ролью в сем площадном действе было обеспечение подобающей картинки. Ненависть народа-богатыря к кучке отщепенцев изображали разведенная по углам огромного сквера пара худых и одиноких камуфляжных НОДовцев с флагами, раскрашенными в цвета георгиевской ленты-мутанта, и одна бабка у выхода из метро с их же газетой (любопытно, сколько кэша на это все кому-то посчастливилось списать?). Сытые и задорные милиционеры (их наличествовало десятка два в публичном доступе и штук восемь автобусов по подворотням) периодически уводили по два-три человека, коих гипотетически удавалось отождествить с плакатами, параллельно чему периодически подходили новые участники сего площадного действа.
Задержанные Важные персоны покидали площадь, дабы давать соответствующие случаю интервью, простые смертные - дабы после прохождения известных формальностей отправиться домой, чтобы достойно встретить там субботний вечер.
Я же прошелся, как и было задумано, по бульварам до Мясницкой. Там у метро стоял мощный заслон омоновцев. На их темные силуэты, настороженнно устремленные в наполненную затаившейся оранжевой революцией сумеречную метельную мглу, которая опускалась к Неглинке, щедро сыпались уютные белые хлопья. Оставив их в сем почти молитвенном по своей глубинной сути стоянии, я отправился к плюшкам и кофе.
гармошка

Москвичам

Друзьям для исследования очень нужны обладающие доброй волей люди, которые живут в собственных или съемных квартирах на московском Садовом кольце и в прилегающих к нему дворах. Или долгое время в тех местах учатся или работают.

Тема исследования - тамошняя городская среда и ее удобства и приятности, а также ее же неудобства и неприятности.
В реальности это просто разговор на 20-30 минут в каком-нибудь удобном для интервьюируемого месте, проще всего - в кафе. Буде такие найдутся - пишите в личку, окажусь весьма благодарен.

Искренне ваш, Аким Мироныч
гармошка

(no subject)

Мне все время сами собою бросаются в глаза газетные заголовки: на стеллажах продавцов, в чужих руках, в кафе, в метро. С учетом моей извечной (а ныне - в особенности обострившейся по понятным причинам) социально-политической отзывчивости весьма многие из них помимо воли так или иначе проникают в сознание, вызывая там некоторое ответное движение - еще до того, как, собственно, успеваешь задуматься. И вот иду - особо никуда не глядя - и тут вдруг крупным шрифтом прямо в голову: "ЖАНДАРМЫ ИСТЯЗАЮТ ЛУМУМБУ".
Ну да, Историчка, бывший зал периодики.
гармошка

Исландский урбанизм


Остров отличается от обычной туристической Европы тем, что тут чаще всего достопримечательностью является место с каким-нибудь эффектным именем, а не сооружение. То есть эта долина, брод, гейзер, горка, мыс называются так-то и так-то - Грайнумирартунга, Судурхьяулейга, Брегватисквисль или Кидагильсдрёг, тысячу лет назад тут был хутор такой-то и с человеком, которого звали так-то и он был, кстати, сыном свекрови такого-то, случилось здесь то-то то-то. Прямо как у нас деревне, одним словом.
Но есть и привычные радости - пройтись по городку.
Collapse )