Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

гармошка

(no subject)

Собственно, издалека этот заброшенный дом в деревне Огнетово Яранского района в вятских землях выглядит вполне себе обычным крестьянским. В конце XIX - начале XX в. зажиточные селяне нередко строили себе такие - привычная планировка, но из крипича: престижно, да и пожар не столь страшен.
Но к этому все же стоит подойти поближе.

Collapse )
гармошка

(no subject)

Глядючи без особой цели объявления о продаже различных домов, наткнулся на весьма задорный риэлторский текст:
Если вы мечтали жить в собственном доме с огородом в шаговой доступности от центра города - наше предложение для вас!

Гм, зная сей славный уездный град, замечу, что в оном весьма нелегко найти такой отдельный дом, чтобы он оказался без своего огорода и не в шаговой доступности от центра

гармошка

Но есть и хорошие новости

так, к примеру, благодаря замечательному Григорию Тубольцеву, коему не могу не выразить своей глубокой признательности за сей его чрезвычайно любезный поступок, у меня завелся вот такой расчудесный расписной раскрасавец из вятских краев.
То, что теперь сей object меня искренне радует своими постоянно видимыми мне солнечными в любую погоду боками - это-то было вполне предсказуемо. Но он еще приглянулся и котам - те теперь постоянно используют его в качестве достойного постамента своей несравненной лепоте!
гармошка

Большой брат, прочая родня и соседи

Я тут приоткрыл матушке одну из граней всемогущества глобальной информационной цивилизации в лице гугль-спутника, благодаря коему в интернете можно из неведомых высей глянуть и на наш деревенский дом и двор с огородом.
Матушка, однакож, ничуть сему факту не позабавилась, а, напротив, была им смущена.
Дело в том, что задняя часть огорода, прикрытая от нескромных глаз покосившимся дощатым забором, гигантскими яблонями и буйно колосящимся - несмотря на мои ежегодные подрезки и подвязки - малинником, вконец заросла. Прям женгель злый, как о чем-то подобном говаривал в Индии Афанасий Никитин. Лишь три грядки с капустой, картофелем и клубникою сиротливо ютятся жалким островком посередь буйства флоры, щедро дающей летнее пристанище всем окрестным кошкам и ежам.
И вот, оказывается, сверху-то это все непотребство отлично видать. - Надо там будет весной все обиходить. Соберемся с силами, а то перед людьми неудобно - было мне сказано не терпящим возражений тоном.
гармошка

Гондурас в огне

В вовсе уж дождливые дни, когда покидать избу ради обретения на заулке пристойного интернета кажется мне чрезмерным проявлением информационной зависимости, матушка моя поневоле принуждена слышать теленовости канала "Евроньюс".
Вследствие сего она уверилась (и уже транслировала это в деревенский мир) в существовании в далекой Латинской Америке авторитарного лидера (склонен к полноте, красная фуболка, сталинские усы, ему сопутствуют общая бедность, бардак в управлении и нехватка лекарств), которого зовут "Никола Самодур[о]". Отклик имеется. Наблюдаю, вроде бы, даже рождение локальной поговорки: "живем, как при Николе Самодуре".
гармошка

сельская новь

Сижу на автобусной остановке, собравшись по делу в уездную столицу. Дело к полудню. У стоящей совсем рядом церкви дорога подымается в гору, а там, где у этой горы вершина - то есть метрах в пятидесяти от меня - уходит, кажется, прямо в кустодиевски-синее небо с ярко-белыми облаками. На самом деле, конечно же, там начинается спуск к реке, к мосту, дальше - в лесные заречные деревни.
Но в полуденной сельской жаре от этого зрелища складывается впечатление именно пути, просто и величественно уходящего в небеса - и дрожь воздуха над горячим и пыльным асфальтом его только усиливает.
Вдруг из марева на грани земли и небес возникает мальчик. Лет этак пяти-семи, с лицом то ли отрока Варфоломея, то ли Сергея Есенина в детстве. Напротив храма он останавливается, поворачивается в сторону фрески, с которой после последней реновации уже три десятка лет на прохожих несколько совиным взглядом глядит святой. Мальчик старательно, как учили мама и бабушка, крестится, а затем кланяется и идет к остановке. На его лоб натянута приобретенная, видимо, на пристанционном базаре картонная маска с лицом неизвестного мне фиолетово-лилового покемона.
гармошка

(no subject)

Нынче посмотрел репортаж из одной итальянской деревни, где землетрясение. Было сказано, что она пострадала сильнее всего: на нее, мол, пришелся основной удар стихии. Впрочем, что характерно для любимой мною Италии, это я уже слышал применительно к четырем другим горным деревням. Но дело не в том.
Там репортерша разговаривает с женщиной средних лет.
- да, дом наш пострадал, в нем опасно жить, поэтому мы с мужем пока перебрались в сарай. Нет, мы не будем никуда эвакуироваться, у нас же тут скотина - коровы, свиньи, за ними нужно ухаживать.
И потом показывают мужа этой дамы, как он доИт. Старозаветно. Руками, в ведро, на табуреточке. На следующую ночь после землетрясения одна корова отелилась, как же тут уедешь.
Услыхал я это вот "куда ж я поеду, у меня ж скотина, за ней же ходить надо" - и сразу вспомнилась своя деревня. Лет тридцать или даже двадцать назад то же самое там сказала бы любая хозяйка. "Я ж в город-то и то не могу съездить - мне управляться надо!". Думаю, бабушка моя, царство ей небесное, с этой итальянкою поняли бы друг друга вовсе без переводчика. Труса в нашем уезде, конешно дело, такого не бывает - зато вот в позатом столетьи потоп был, река поднялась, спаси Господи. Даже крестным ходом потом еще лет сто всем приходом ходили - в ознаменование чудесного спасения стада. И пожары: все село сгорало, было дело, да и сами тоже пару раз. Главное - скотину успеть вывести, ну и иконы с самоваром тож.
гармошка

суровые будни латвийской капиталистической деревни

Фермер в Лаубере полгода как безрезультатно искал работников для сельских работ (т.е. квалификация минимальная) - https://cvvp.nva.gov.lv/#/pub/vakances/199112876 - но увы: за какие то мизерные 800-1000 евро у нас на селе никто работать не будет.
(Прочел у buksartis в трудно жить на деревне)


Я обратил внимание на эту заметку френда, поскольку недавно, побывамши под крылы родных пенат, встретился со знакомцем еще аж с моей юности. Тот рассказывал о том, о чем не мог не рассказывать. Всё село трудится либо в губернском городе - но там сейчас везде сокращения, либо в "колхозе" у "председателя" (вообще-то - директор АО, скупивший землю односельчан) - раз в полгода выгоняясь за пьянство, а затем возвращаясь, поскольку все равно бесплатно (т.е. за выплату долгов, записанных в тетради продуктового ларька) работать особо некому. Сам председатель, статусный владелец китайского белого джипа, запивает примерно с тою же периодичностью.
Знакомец же мой принадлежал к элите - он много лет работал на железной дороге. Попасть туда со стороны невозможно, тамошние хлебные места передаются по наследству (как и статус псарей, бобровников, бортников и всяких ближних боярских слуг в XIV веке). Однакож не столь давно он вылетел оттуда, поругавшись с начальством и ревизорами. Оказывается, там издавна существовала практика получения работниками меньшей суммы, чем та, за кою расписываешься в ведомости. Но в два последних года эта разница у него достигла аж тринадцати тысяч - и мой собеседник сорвался. Теперь он небрит, осиян ореолом безысходности, ищет любых подработок/работ и повествует о том, как бесславно протрубил месяц на "Микояне", получив за это лишь десятитысячный аванс и возможность подпитаться свежей колбасою.
Судя по всему, после того, как Путин отказал Якунину в очередных дотациях, средней и низшей руки железнодорожное начальство начало искать иные пути сохранения прежнего уровня патриотического потребления.
купчина

Феминистский бунт в патриархальном контексте

Сижу, затапливаю подтопок. Дело к вечеру. В избу заходит тетя Галя, соседка. Угостить нас с матушкой кислой капустой нового урожая (подается в эмалированной миске, заправка - масло, для дегустации также нужен черный хлеб из магАзина) и поболтать. Зашла она быстро и решительно, впрочем, она всегда и все делает именно так.
Тете Гале уже за шестьдесят, но в разряд бабушек она еще не вошла - слишком уж деятельна. Она, собственно, не из местных "погосьских", они с мужем Димой под старость перебрались сюда из дальних деревень, с пренебрежением именуемых жителями нашей метрополии "лесниной". Купили дом, перевели хозяйство. Немаленькое, кстати: ульи, лошадь, корова и все прочее. Дима, крепкий грузный мужик с сильным и весьма въедливым характером, все умеющий сделать своими руками, и небольшая Галя, подвижная и ухватливая. Люди, кстати, очень непростые: в конце 50-х они вышли из колхоза. Со скандалом, но все же вышли. Сейчас трудно объяснить, что это тогда означало. Нечто вроде выхода в открытый космос в одиночку и без вской поддержки с Земли.
Стали работать на себя: брали на откорм стадо телят, потом сдавали его. Объем работы для двух человек, на самом деле, практически нереальный, к этому еще пара маленьких дочек. 24 часа в сутки на свой страх и риск из последних сил - зато вместе, вдвоем, и не бесит родная колхозная дурь и пьянь. Как-то зимней ночью на телятник из лесу выскользнула голодная волчья стая. Собаку загрызли сразу, потом один из волков вышиб грудью окно. Дима с Галей держали оборону до рассвета - в два ружья, стреляли только наверняка, в упор, не тратя патроны на пальбу в ночную темень. Из шести зарядов осталось три. Они об этом никогда потом особо не говорили, только люди рассказывали.
Вскоре после переезда сюда Диму хватил инфаркт, он уже мало что мог делать, только мрачно ходил по двору, усадьбе, огороду и заулку, давая дельные советы и строгие указания. Галя сама успевала все - и тут, в селе, и на оставшейся за ними земле в ОстровУ: шустро запрягала лошадь и на телеге вместе со старой матерью десантировалась туда - косить, разбивать, сгребать, сажать, полоть, подсыпать, копать.
Потом Димы не стало, хозяйство Галя постепенно подсократила, но по-прежнему управляется. Вся зима у нас проходит с ее медом, а все лето - с яйцами от ее многочисленных кур.
И вот заходит она с капустой, значит, и сразу нам свой сон рассказывать:

- будто просыпаюсь я, а мать моя, покойница, в избу зачем-то лошадь заводит. Я говорю, мам, зачем лошадь-то, а она в ответ - ничего, так лучше. Ладно, сплю дальше.
А потом снится, Дима мой пришел, да чего-то весь такой агрессивный (да, именно так: тетя Галя "глядит" сериалы и читает женские романы, ее лексика отлична от тургеневско-толстовских крестьян)! С порога мне прям кричит почти: я ж говорил: ты же ничего не умеешь, ты без меня не справишься, пропадешь!
Меня аж зло во сне взяло, я ему отвечаю так: чтой-то пропаду, я уж одиннадцать лет без тебя справляюсь! Так сама и проснулась от своего голоса.

Мама, конечно, сразу же все в рамки дискурса вводит: лошадь - ко лжи, покойники - они к морозу. А я подумал: правда, она же справляется.

Петух
это - тети Галин петух.